Журнал «Агротайм», № 2: Как реанимировать хозяйства фермеров-пионеров

владимр ивановЯ являюсь руководителем крестьянского хозяйства с 1992 года. В течение трех лет, с 1993 по 1995 год, у меня, новоиспеченного фермера-горожанина, была одна проблема: как погасить кредит по ставке 213%. Я брал кредит  на три года на покупку грузового автомобиля под 29% годовых, а гасить пришлось по ставке 213. Я погасил, но в результате разорился, и  рядом со мной фермеров не осталось. У каждого было по 30-40 гектаров земли. В целом по стране – это 40 млн. га сельхозугодий, выведенных из оборота.

Что делать с фермером, для которого число 213 оказалось роковым?

Задавить гада, а землю отобрать, – это один вариант. Второй – помочь встать на ноги, принимая во внимание, в первую очередь, то обстоятельство, что люди брали землю для внуков, чтобы они не уезжали из страны. Я – за второй вариант. Кто поможет фермеру? Ведь сейчас средства производства недоступны для фермера так же, как для горожанина недоступна квартира.

Я открыл проект «Российский фермер» (партия «Единая Россия»),  рассчитанный до 2020 года, прочитал разделы «Цели» и «Задачи». Цель – возрождение села и фермерства. Это значит, подумал я, что приоритетными  задачами будут инфраструктурные: дороги, электроснабжение,  технологическая политика. Оказалось – ничего подобного. В разделе «Задачи» сформулировано пять положений, которые сводятся к одному тезису: создание и укрепление имиджа правящей партии на селе. Дело хорошее и, наверно, неплохое финансирование, но фермеру ничего хорошего  от этого проекта  ожидать не следует.

Тогда я обратился к другому,  альтернативному, проекту, который называется «Дорожная карта развития сельского хозяйства России до 2020 года». Это проект «Партии дела».  Мое внимание привлекли два раздела: раздел, посвященный проблемам технологической политики, и раздел, посвященный проблемам коммерческого использования земли.

Дело в том, что работа фермерской бригады, в которую меня приняли, когда я, пройдя в марте 1992 года конкурсный отбор, получил 40 гектаров земли,  основывалась на принципах коммерческого использования земли, а технологическая политика была поставлена во главу угла. В бригаде была самая мощная по тем временам техника, был даже комбайн «Дон 1500», а земли для оптимального использования техники не хватало. Поэтому руководитель бригады, Александр Иванович Шубин, пригласил в бригаду  нескольких новоиспеченных фермеров, в том числе и меня.

Мой пай, 40 гектаров земли, давал мне право на дивиденды в размере 30% от прибыли с моего участка. В августе, сразу после уборочной, я на эти дивиденды купил чизельный культиватор в общий котел, затем картофелекопалку, картофелесажалку; а в 1993 году на кредит под 29% взял грузовую автомашину. Но  пришел Гайдар и все рухнуло.

Александр Васильевич Чаянов в работе «Участковая агрономия и организационный план крестьянского хозяйства» пишет: «Нужно организовать местное население в союзы и группы, которые путем кооперативного обобщения отдельных сторон производства увеличили бы силу хозяйств и взяли бы на себя закрепление реформы народного хозяйства». Мы не знали работ А.В.Чаянова, мы действовали стихийно, но в результате создали высокорентабельную  бригаду на кооперативных началах, т.е. на принципах конфедерации.

Будь моя воля, я по всей стране создал бы МТС (машинно-тракторные станции), оснащенные современной высокопроизводительной техникой. Современный комбайн «косит и молотит»  с сумасшедшей производительностью 350 гектаров в смену.

Эти МТС стали бы «центрами кристаллизации», локомотивами. Они взяли бы шефство над фермерами  на взаимовыгодных условиях. Например, таких: 70% прибыли, полученной от реализации продукции с фермерского участка, – «шефам», а 30% – фермеру. Через пять лет фермер встал бы  на ноги и смог бы работать автономно.

Французский фотограф Ян Бертран в своем фильме «Дом», ведя аэрофотосъемку американских и африканских фермерских полей, отмечает, что американский фермер за  день зарабатывает больше, чем африканский – за год. Такой контраст объясняется разным отношением правительственных элит к фермерским проблемам. В Америке это отношение, как в Америке, а в Африке – как в Африке. А чтобы охарактеризовать отношение власти к фермерским проблемам в России, достаточно ознакомиться с проектом «Российский фермер», о котором я говорил выше, а год назад, на Аграрной секции Московского Экономического Форума, этой теме был посвящен мой доклад, который назывался «Фальшь в директивных документах на примере проекта «Российский фермер».

Мне восьмой десяток, но я как был по жизни наивным человеком, так и остался. Я верю в добрых аллигаторов и добрых олигархов. Верю в то, что Ходорковский, Лебедев и Прохоров, если бы собрались «на троих» за бутылочкой «боржоми», смогли бы решить многие российские   проблемы, в том числе и фермерские. Но Ходорковский уже десять лет – за решеткой, Лебедев отбывает пятнадцать суток, а Прохоров, после «поединка»  с Жириновским, вполне мог стать кандидатом в «декабристы» (так называли в советское время осужденных за мелкое хулиганство, так как указ вышел в декабре).

Из политических партий, способных защитить фермеров, которые больше, чем кто-либо пострадали от «экономики афер», я сегодня вижу только одну – это «Партия дела», призванная реализовать Проект Роберта Нигматулина «Модернизация России». Может быть, появятся и другие политические силы.

Владимир ИВАНОВ,

предприниматель, глава крестьянского хозяйства «Итюр» Серебряно-Прудского района Московской области, кандидат геолого-минералогических наук

 

Открытое письмо предпринимателю-миллионеру Александру Евгеньевичу Лебедеву от предпринимателя-пенсионера Владимира Александровича Иванова

– Уважаемый Александр Евгеньевич, обращаюсь к Вам как к автору «большого картофельного поля». Помогите соседям-фермерам встать на ноги. Пионеры-фермеры, стартовавшие в период с 1991-1993 гг., попали под каток гайдаровских реформ, когда кредит, взятый под 29% годовых, пришлось гасить по ставке 213%. Я, например, погасил, но сельхоздеятельность приостановил (в ожидании новых сюрпризов).  Мое поле, 40 га земли в Серебряно-Прудском районе (д. Кормовое), находится в 130 км от вашей знаменитой Поповки (прямо на восток), а рядом со мной больше десятка фермерских полей, опустевших с 1993 года. Все, что нужно для реанимации фермерских сельхозугодий, – это парк современной высокопроизводительной  техники (она у Вас есть) и желание помочь соседям, определив условия. Понимаю, что подобная «блажь» сейчас не в моде, но я знаю, что Вы помогаете монастырям.

Я не верю в проекты «Возрождение сельских территорий», «Российский фермер», а Вам верю, знаю, что проблемы российского фермера Вам небезразличны.

Возрождение российской деревни, если этому суждено случиться, и превращение российской земли в цветущий сад должно начаться от Поповки, а не с Калининградской области. Мне восьмой десяток, землю я взял 20 лет назад, в марте 1992 года, хотел оставить внуку свое «имение», чтобы он не уезжал из страны. Не хочу оставить ему «пепелище», но реанимировать хозяйство своими силами, без поддержки извне, возможности уже не вижу.

Разумные реформы по преобразованию российской деревни были начаты П.А.Столыпиным, но кто примет эстафету и доведет эти реформы до конца? Вы смогли бы!

 

 

По вопросам размещения рекламы в журнале «Агротайм» обращаться:

8(3812) 59-37-69, agrotime[email protected]mail.ru

Оцените статью
Агротайм
Добавить комментарий