тузенко козыКак показывает практика, козоводство становится все более перспективной нишей для аграриев, желающих не только зарабатывать в бизнесе, но и производить по-настоящему качественный, полезный продукт. «Бабушкины баночки» у дороги или на рынке постепенно уходят в прошлое – теперь купить хорошее козье молоко можно почти в любом магазине, оно хорошо упаковано, не имеет запаха и вполне тянет на премиальную нишу. Популярность козьего молока только растет — рынок в перспективе бездонный, и кто первый сейчас оседлает эту зарождающуюся волну, тот и будет на коне. А точнее, на козе.

По отзывам практиков, главная задача для начинающего козовода – правильно выстроить производство и заранее определить рынки сбыта. В Ростовской области есть как минимум два успешных примера создания козьих ферм – у них растет поголовье, продукция присутствует в сетях. С какими проблемами сталкивались фермеры при реализации своих проектов и что помогает им добиться успеха? Рассказываем об этом в нашем материале.

Русские козочки

Фермер из Куйбышевского района области Владимир Тузенко коз любил всегда, и на своем подворье долгое время держал несколько голов для себя. А зарабатывал на откорме бычков. Однако в 2013 году решил всерьез посвятить себя любимым бородатым животным, благо, областной минсельхоз как раз начал выдавать гранты по этому направлению на развитие семейных ферм. Проект Тузенко стал первым в области по козоводству, поэтому многие вещи фермеру пришлось начинать с нуля и набивать первые шишки самому. Тем более, что в стране начиналась девальвация.

— Мой грант был размером в 10 млн, и еще пять я должен был добавить из собственных средств, — вспоминает Владимир Иванович. – Мы планировали на эти деньги полностью оснастить ферму оборудованием, закупить коз и необходимую технику. Коз сначала хотели брать французских, но в минсельхозе нас отговорили – и слава богу. Потому что цены выросли, да и с оформлением документов проблем было бы гораздо больше. Но все равно пришлось повозиться с выбором поголовья. С помощью специалистов нашей областной ветслужбы остановились в итоге на племхозяйстве в Ленинградской области ЗАО «Невское». С племенными животными в стране проблемы. Мы рассчитывали сразу купить 200 голов, но нас устроили только чуть больше ста. Позже пришлось докупать животных, правда, уже ближе — на Ставрополье. Но все равно получилось меньше 200 голов.

Проблемы пришли откуда не ждали — проект реконструкции основного здания фермы неожиданно не прошел госэкспертизу, и тратить на него грантовые деньги стало нельзя. Тузенко переключился на оборудование, но и тут ждал подвох — все те же взлетевшие до неба цены. Как вспоминает фермер, по некоторым позициям удорожание произошло почти вдвое. Цифры менялись так стремительно, что к изначальному бизнес-плану пришлось добавлять по несколько приложений. В итоге Тузенко отказался от ряда нужных вещей: пресс-подборщика, например, или экструдера для приготовления кормов. Не говоря уже о том, что ремонт помещений он был вынужден делать за свои средства.

Владимир Тузенко брал коз зааненской породы — считается, что они самые высокоудойные. Схема доения параллельная, предполагает, что в «круге» могут одновременно находиться 24 головы. Чтобы заманить коз к «параллели», строптивых животных угощают во время процесса разными вкусностями. Сдоенное молоко сразу поступает в танк-охладитель. По проекту на ферме Тузенко предусмотрена пастеризация, охлаждение и фасовка молока в пол-литровые и литровые ПЭТ-бутылки. Срок хранения такой продукции не превышает 7 суток, и это принципиальная позиция агрария.

— Мы пастеризуем козье молоко при температуре до 70 градусов, такой подход сохраняет все его полезные свойства, — объясняет Тузенко. — При более глубокой пастеризации лечебные свойства сохранятся. Это увеличит срок хранения, но я не хочу производить такой продукт.

Если с производством молока у фермера почти не было трудностей, то вот над его сбытом пришлось попотеть. Пока линия фасовки не заработала в полную мощность, Владимир Иванович продавал свое молоко в цельном виде, в районном центре, в Таганроге и в Ростове-на-Дону. Везде привозил объем по предзаказу, это было хлопотно и накладно, да и прибыли большой не приносило, хотя цена за литр составляла 100-125 рублей. Основными покупателями молока были семьи, где есть маленькие дети, либо пенсионеры, имеющие проблемы со здоровьем. Особенно ценили это молоко аллергики и сердечники.

Позже Тузенко стал продавать молоко в бутылках под маркой «Русская козочка». Однако в федеральные сети он снова не пробился, а маленькие магазины забирали небольшой объем. Пока козы производили несколько десятков литров в день, это было еще терпимо. Но когда производство перевалило за сотню литров (а иногда это и по 400 литров в день), Тузенко стал задумываться о новых каналах продвижения. Помогло в конечном счете соседство с крупным перерабатывающим предприятием. Молзавод использует сырье, получаемое от коз, в своей продукции, и потому забирает львиную долю надоенного молока. В фирменных бутылочках оно тоже продается, но гораздо меньше.

— Сдавать молоко оптом нам оказалось выгоднее, чем возиться со сложной доставкой в магазины, — признает аграрий. – Мы отдаем его по 70-80 рублей за литр. Столько, сколько мы производим, в магазинах не надо. К тому же, если смотреть на итоговую цену на полке, то 15% в ней получает производитель, 25% — переработчик, а остальное забирает магазин.
Помимо продаж на молзавод, Тузенко наладил сотрудничество с небольшой сыроварней и теперь экспериментирует с производством сыров из козьего молока: качотты, канистрате, бри, камамбера. Эта идея его захватила: козье молоко само по себе дорогой продукт, и сыры из него получаются дорогими, а спрос на них растет, особенно если учесть, что санкционный товар в Россию перестали везти (во всяком случае под теми брендами, как раньше). К тому же это позволит пускать в малую переработку ту часть молока, которая не распродается за день. Это важный момент, поскольку фермер намерен увеличить поголовье коз до 400 животных.

Но сложностей хватает и на этом пути.

— В производстве сыров миллион мелких нюансов, — говорит Тузенко. – Хотя в Интернете полно информации, курсы разные есть, но как только возьмешься сам, обязательно что-то пойдет не так. Где-то мы свои сыры пересаливали, где-то плесень не такая как надо появлялась… Экспериментируем потихоньку.

Тем не менее, у фермера начинает получаться – на некоторые виды продукции он уже получил сертификаты качества. Продавать сыры планируется в сетях, магазинах премиальной продукции и в ресторанах. В полезности своих продуктов он убежден.

— Наши сыры такие же полезные, как и само козье молоко. В них сохраняются все лечебные свойства. А значит, они найдут своего покупателя.

Дон Ламанчский

…Ростовский бизнесмен Юрий Панченко пришел к козоводству не сразу (да и едва ли мог предполагать, что придет). По профессии экономист, юрист, он в начале 2000-х работал в Федеральной службе по финансовым рынкам, потом построил небольшой строительный бизнес, выполнял работы по гидроизоляции и ремонту фундаментов. Но после 2008 года заказов стало гораздо меньше, и к 2012 году Панченко продал свой бизнес, задумавшись о том, куда вложить вырученные средства.

Определиться с идеей помогло рождение дочери в 2013 году – ей понадобилось для прикорма целебное козье молоко. Изучая магазинные полки, Юрий обнаружил, что в продаже есть только ультрапастеризованный продукт с полугодовым сроком годности. «Почему бы не выпускать натуральное молоко, с обычным сроком годности?», — задался вопросом бизнесмен. Как сам вспоминает, он изначально искал такой продукт, который бы производили немногие. Провел небольшое маркетинговое исследование – рынок козьего молока оказался пуст.

Панченко стал искать землю для создания фермы. В первом же районе (Родионово-Несветайский, находится от Ростова-на-Дону в 48 км езды), куда он обратился за помощью, ему повезло: местные власти сразу подыскали заброшенный коровник для фермы, предоставили в аренду землю для пастбищ – 160 га, но главное – познакомили Юрия с его будущим бизнес-партнером.

Эдуард Франко в 90-е годы был классическим «челноком», возил импортные вещи из-за границы, а потом…резко поменял свою жизнь и убедил семью переехать из города в село. Завел там коз и кормил семью, таксуя. Когда дойное стадо увеличилось до пяти голов и самостоятельно выпить все молоко семья уже не могла, Франко осознал прибыльность козьего бизнеса. Первыми покупателями стали пассажиры такси. Наработав небольшую клиентуру, новоявленный владелец ЛПХ стал, так же как и Тузенко, возить молоко в Ростов по предзаказу. Два раза в неделю, в жару и в холод, без перерывов и отпусков – долгие годы.

— Когда начинаешь это дело в ЛПХ, то надо быть готовым к тому, что год будешь работать себе в убыток, — считает Эдуард Франко. – Потому что начинаешь с одного-двух человек. Зато теперь у меня люди берут молоко по 10 лет – уже и дети, для которых оно покупалось, выросли. Они ценят настоящее качество – своих коз я кормлю только натуральными кормами. Но важно плечо доставки, я сразу определил себе, что оно должно быть километров 30-40. За 100 км везти уже сложно. Зато в деревне вы свою продукцию по достойной цене не продадите.

Франко и Панченко сработались отлично – первый отвечает за дела на ферме, возится с животными, второй контролирует производственные вопросы и сбыт. На первом этапе было закуплено всего 60 животных (на это ушел почти миллион рублей), в отремонтированном помещении (арендовали с правом выкупа) поставили современные доильные установки, оборудование для пастеризации, а также купили авторефрижератор – на все это Юрий потратил еще около 3 млн.

Ферму назвали «Ламанча», по названию породы коз, которые преобладали в стаде. Как говорит Юрий, у этих коз особое молоко – оно не имеет запаха, на вкус сладкое и душистое, как сливочный пломбир.

В 2014 году пошло первое пастеризованное молоко. Решая сбытовую «головоломку», Юрий Панченко лично объезжал со своими бутылочками детские магазины и местные сети. Точек, готовых брать молоко на реализацию, набралось до полусотни. Срок годности продукции составлял 7 дней, как Юрий и настраивался вначале. Пол-литровые бутылки продавались от 90 до 120 рублей – у ближайших питерских и московских конкурентов в сетях цена была наполовину выше.

Спустя год Панченко добрался до федеральных сетей сам – ему позвонили и предложили кинуть «пробный шар». Дальше объемы поставок только росли – на сегодня молоко под маркой «Ламанча» продается в «Ленте», «Ашане», «Метро», «Окей», в «Магните». Вскоре после появления донского козьего молока на полках, из сетей ушли столичные конкуренты. Стратегия сбыта, хоть и рождалась несколько спонтанно, полностью оправдала себя.

К слову, как считает Юрий Панченко, организация сбыта – вообще краеугольный камень для козоводческого бизнеса. Все остальное можно уладить тем или иным способом.

— Как и в любом деле, здесь хватает технических деталей, — говорит глава КФХ. – Это и ветеринарные вопросы, и организация производства, и содержание животных. Но если человек еще до всех вложений не понимает четко, куда он будет сбывать свою продукцию, лучше ему и не начинать. Козье молоко – не самый популярный продукт, и просто так взять и продать его куда-то не получится.

В 2016 году Панченко удалось получить 10-миллионный грант на развитие семейной фермы. На эти деньги он купил дополнительное перерабатывающее оборудование, технику для заготовки кормов, пополнил поголовье – сейчас оно достигает уже полутора сотен голов дойного стада. В планах Панченко – выпускать из козьего молока кефир, йогурты и кисломолочные элитные сыры. В перспективе объем их производства может достигать 2-3 тонн в месяц. Основное направление поставок – Москва, через дистрибьюторов. Но пока что Юрий нашел партнерскую сыроварню и делает, подобно Владимиру Тузенко, пробные экземпляры.

Неожиданная проблема обнаружилась с землей – несколько месяцев Юрий не мог найти свободный участок, чтобы разместить дополнительные производственные мощности. Это несколько задержало ввод цеха в эксплуатацию, сейчас проект находится только на этапе получения техусловий для подключения к коммуникациям. Но планов Панченко это не меняет – в будущем он хочет увеличить поголовье до 400 голов и также поставлять продукты в сети и магазины. Главное в этом вопросе – поступательность и правильное планирование, считает Эдуард Франко.

— Молочное производство нужно развивать постепенно, — уверен он. – Вот у вас есть 50 голов, вы научились продавать весь удой и его уже не хватает. Тогда наращивать поголовье логично. А если вы купили сразу 1000 голов и увидели, что сбыта нет, то завтра вы банкрот. Не надо страдать гигантизмом.

Тем не менее – одна любопытная деталь. Несмотря на все свои успехи, на точку безубыточности Юрий Панченко и его компаньон вышли только в начале 2017 года. Факторов тут несколько. Во-первых, все эти годы глава КФХ активно вкладывал в производство. Наращивание поголовья, ремонт помещений, закупка оборудования, техника – вместо планируемых 10 млн Панченко инвестировал в свой бизнес уже под 30 млн (с учетом гранта). Пришлось даже брать кредиты в банке. Во-вторых, столкнулся с сезонностью козоводческого бизнеса.

— Зимой козы дают меньше молока, — объясняет фермер. – В ноябре, например, у нас получается около 100 литров в день, летом бывало и под 300 литров. Соответственно, объемы продаж меньше. А зарплата работникам, затраты на электроэнергию, отопление и прочее такие же, и даже выше. Кроме того, немного отличается ситуация в жизни от того, что нам показывают по телевизору. В реальности покупательная способность населения упала, и это может сказаться на отрасли. Но главное, что «в ноль» мы все-таки уже вышли. Возможно, на ранних этапах мне стоило сразу взять большее поголовье – чтобы получить сразу хорошие удои и, соответственно, прибыль.

Какую стратегию развития хозяйства и, самое главное, определения каналов сбыта стоит выбирать начинающему козоводу? По мнению Юрия Панченко, тут все зависит от финансовых возможностей человека.

— Вполне можно работать в рамках личного подворья и сдавать молоко в том же цельном, сыром виде, по 70 рублей за литр, — рассуждает он. – Это одна стратегия и одна рентабельность. Если же человек намерен заниматься промышленным производством, то затраты кратно возрастают, совсем другой уровень. Тут многое зависит от удоев и того, какая цена складывается на готовую продукцию. В те же сети можно попасть, только если обеспечить постоянный и достаточный объем.

В целом перспективы козоводства в стране Панченко оценивает позитивно. Несмотря на то, что за последние пару лет в стране заявлено сразу несколько козоводческих проектов, рынок, по сути, все равно остается пустым. Зато благодаря коллективным усилиям козье молоко становится все популярнее, а значит, спрос на него будет расти.

— Я не вижу никаких проблем для развития отрасли, — резюмирует Юрий. – Она, по сути, находится еще в зачаточном состоянии. Для хозяйства главное — это определиться с каналами сбыта и решить основные технические вопросы. И путь к потребителю будет открыт.

Игорь НОВОСЕЛЬСКИЙ

Журнал «Агротайм», № 11(49) ноябрь 2017

По вопросам размещения рекламы в журнале обращаться:

644007, г.Омск, ул.Булатова, 101, оф. 203

8(3812)92-51-56, 8-908-311-53-34,

8-951-422-41-50, 8-913-645-49-26,

agrotime2013@mail.ru, agrotime-om@mail.ru,  agrotime-reklama@mail.ru