green-worldИспользование «чистого» биометода в растениеводстве в ближайшие годы едва ли будет широко распространено — к такому выводу приходят эксперты. Слишком велики затраты на «органику» и узка торговая ниша. Однако большие перспективы открываются по снижению себестоимости производства зерна — если правильно сочетать химические препараты и биологические. Этот тезис подтверждают многочисленными опытами ставропольские аграрии. Благодаря правильно подобранным баковым смесям (либо даже одним биопрепаратам), они решают сразу несколько проблем: разложение растительных остатков, борьба с болезнями, оздоровление почвы. Какие тонкости стоит учитывать тому, кто занимается биологизацией земледелия и какие опасности ждут фермеров на этом пути? В нашем материале подробно рассказываем об этом на основании опыта ставропольских растениеводов.

Для начала важное замечание. В последнее время о биопрепаратах все чаще говорят применительно к так называемому «органическому земледелию» — то есть производству экологически чистых, а потому очень дорогих, нишевых продуктов питания. Биопрепараты в этом контексте служат едва ли не единственным способом защиты и отчасти питания растений. В этом плюс и одновременно минус «органики» — выход продукта меньше, а его себестоимость выше. По словам министра сельского хозяйства Александра Ткачева, через пять лет Россия может занять до 15% мирового рынка производства эко-питания. Однако, по мнению председателя правления Союза биологического земледелия Алексея Абалдова, гораздо важнее сейчас не заниматься чистой «биологией», а научиться грамотно сочетать ее с «химией».

— Органик-продукция — это все же наивысшая ступень биологизации земледелия, — говорит он. — Но едва ли в ближайшие годы мы начнем массово вывозить ее на экспорт. Нам необходимо говорить об интеграции разных подходов в единую агротехнологию. Для каждой почвенно-климатической зоны нужно отработать эти вещи, и даже для каждой сельхозкультуры.

Как отмечает Алексей Абалдов, сама культура обращения с биопрепаратами (как и практика их применения, если иметь в виду широкий спектр аграриев), в России только начинает складываться. То же самое можно сказать и о самой «инфраструктуре» отслеживания качественных и некачественных препаратов, их испытания и обобщения полезного опыта. Низкая грамотность агрономов, несоблюдение регламентов использования биосредств (в первую очередь, доз, условий внесения и сочетаемости с другими веществами), информационная разобщенность заинтересованных сторон — все эти проблемы препятствуют активному внедрению биопрепаратов в повседневную практику хозяйств, считает председатель правления.

— При правильном подходе биопрепараты способны принести серьезную пользу, — утверждает Алексей Абалдов. — И это не пустые слова. На Ставрополье мы заложили сразу пять опытных площадок — испытывали на озимой пшенице до 20 различных препаратов, при гербицидной и фунгицидной обработке. Затраты на «биологию» составили от 150 до 600 рублей на гектар. Везде хорошие результаты. К примеру, препарат «Экстрасол» дал 8,5 ц/га прибавки при контрольном показателе 59,3 ц/га, похожий итог дал «Гумат-органик» (+8,3 ц/га), чуть меньше «Арксойл» (+7,3 ц/га). Наибольшей прибавки удалось добиться с «Бактофитом» (+11,2 ц/га), при этом клейковина зерна нигде не опускалась ниже контрольных 16,8%. Таким образом, каждый рубль, вложенный в биопрепарат, окупается и приносит до 10 рублей прибыли.

Вернуть гумус в почву

В ставропольском СХП «Победа» широкий спектр биопрепаратов используют уже несколько лет для самых разных целей: обработка семян, работа с пожнивными остатками и т. д. Зачем это делается?

Агроном-консультант СХП Валентин Орлов объясняет:

— Как посмотришь статистику, так мы постоянно бьем рекорды урожайности, — начинает он издалека. — А если взглянуть с другой стороны, то у нас катастрофически падает уровень гумуса в почве. Что делать? Я как-то нашел в архивах данные о плодородии земель СХП «Победа», начиная с 1939 года. Так вот, тогда содержание гумуса равнялось 5,4%. В 2012 году — 3,1%. Причем за первые 19 лет после 1939 года снижение шло активнее, а потом вроде почти прекратилось. С чем это связано? Как известно, гумус делится на активный, который служит источником питания, и пассивный, консервативный. Начиная где-то с 1970-х годов, мы практически исчерпали запасы активного гумуса. Для питания растений ресурса уже нет, поэтому мы должны искусственно давать его в почву. Биопрепараты формируют нужную для питания растений среду, а также помогают мобилизовать ресурсы, зачастую недоступные растениям в чистом виде — например, тот же азот.

По данным Валентина Орлова, наиболее эффективна при использовании биопрепаратов обработка именно почвы — она является фундаментом для развития растений.

— Начиная с 2011 года, мы проводили опыты по применению биосредств в трех вариантах: для обработки семян, посевов и непосредственно почвы, — рассказывает агроном. — Культура — озимая пшеница, предшественник — рапс, опытные поля. На семенах самый лучший препарат в разные годы давал до 4 ц/га прибавки, но в среднем за весь срок — 1,8 ц/га. По посевам биология показывала результат до 4,4 ц/га (среднее арифметическое — 2,5 ц/га). А вот при непосредственном внесении в почву, правда, лишь в первый год, максимум составил 19,7 ц/га (препарат «Гумат калия», на втором месте — «Биовита Агро», с 17,4 ц/га прибавки — причем на этом поле были активны корневые гнили). В пересчете на шесть лет средняя прибавка — 7,2 ц/га.

Тут есть важное замечание, оговаривается консультант СХП «Победа». Начиная с 2011 года, при внесении биосредств в почву их эффективность неуклонно снижалась (ц/га): 19,7-8,7-8,3- 6,1-2,6 — вплоть до отрицательного показателя в 2016 году (-2 ц/га). Это связано с тем, что подобные препараты требуют обязательной заделки в землю. А уже два года как предприятие переходит на ноу-тилл (еще ранее был подготовительный период), и отказывается от пахоты. Пробовали использовать 5-6 препаратов на растительных остатках — эффекта это не дало. К тому же здесь обычно требуется дополнительная обработка (всего две), не совмещенная ни с чем — это немного удорожает производство.

— …В 2012 году препарат «Компост М» при обработке почвы дал на пшенице плюс 15 ц/га к контролю, — продолжает Валентин Орлов. — А на рапсе — плюс 3,4 ц/га. Также мы получали в разные годы хорошие прибавки по льну (от 1,8 ц/га до 5 ц/га) и гороху (от 5,5 ц/га до 8,3 ц/га). В целом могу сказать, что лучше всего почвенные биопрепараты себя проявляют как раз на тех полях, где высокий инфекционный фон, где такие предшественники, например, как та же пшеница.

Несколько важных наблюдений насчет работы с семенами. Как показывают опыты Орлова, использование как «биологии», так и «химии» на предпосевной обработке семян имеет схожие последствия. Но, тем не менее, в последнее время в лучшую сторону стали выделяться химсредства: все чаще они уже имеют в составе и соответствующий биокомпонент.  А значит, улучшают развитие корневой системы и, по сути, выступают как стимуляторы роста.

— При этом все же имейте в виду, что любые химические протравители являются токсикантами по отношению к проросткам, — оговаривается Валентин Орлов. – Поэтому показатели всхожести у биопрепаратов все же получше. Нам подсказали, мы работаем с «Бисолбифитом» — например, по семенам подсолнечника и по его посевам. Это позволяет повысить урожайность.

Биология  против гнилей

Все чаще истории о зерновых рекордах сопровождаются в южном аграрном треугольнике неутешительными новостями о распространении различных болезней. В первую очередь это актуально для озимых культур. Затраты на фунгициды для них сегодня являются наиболее затратной статьей в общей системе защиты – так считает заместитель руководителя филиала Россельхозцентра по Ставропольскому краю Ольга Кузнецова. Одна обработка обходится в сумму от 1,5 до 3 тысяч рублей  на гектар, а делать иногда приходится по две-три обработки, что сильно повышает себестоимость зерна. И если в предыдущие пару лет это нивелировалось за счет высокой цены, то в нынешнем году может сильно ударить по карману аграриев.

По наблюдениям Кузнецовой, в ранневесенний период основную проблему составляют корневые гнили (до 38% в общем патогенном комплексе Ставрополья). Самая распространенная – фузариозная – обнаруживается уже более чем на полумиллионе гектаров края. Встречаются также и гельминтоспориозная корневая гниль, и гибеллина, и церкоспореллез.

— Без фунгицидов сегодня обойтись нельзя, — убеждена замглавы ставропольского филиала Россельхозцентра. – Но их применение должно быть экономически оправданно. Надо четко понимать – сами по себе фунгициды, даже самые дорогие, ни в коей мере не подменяют агрофона, а только дополняют его. Отдача от фунгицидной защиты будет максимальной, только если в посев изначально сделаны хорошие вложения – высев высокорепродуктивных семян, оптимальные дозы удобрений, адекватная обработка почвы, севооборот. Биологическая активность химических фунгицидов при грамотном применении не превышает 85%, а по пиренофорозу и корневым гнилям она находится в пределах 40-60%. Однако включение биопрепаратов в баковые смеси с «химией» способствует значительному повышению эффективности обработок.

По словам Ольги Кузнецовой, при поддержке специалистов Россельхозцентра, в 2016 году на Ставрополье были заложены сразу два производственных опыта по проверке эффективности фунгицидов на озимой пшенице. Первой площадкой стали поля ООО «Заветное» (Георгиевский район). Было три варианта: только биопрепараты, химические фунгициды и баковые смеси «химия плюс био». Результаты опыта сравнивались с контролем (без обработки) и эталоном – схемой, обычно применяемой в «Заветном» — три химобработки.

— В результате самая высокая прибавка урожая была получена там, где применялись баковые смеси «химии» и «биологии», — говорит Ольга Кузнецова. – Семь центнеров на гектар, что на два центнера выше варианта с чистой «химией». Но дело даже не в этом: там, где мы применили комбинированный подход, получился самый высокий чистый доход: 4,5 тыс. рублей с каждого обработанного гектара, что на 2,3 тысячи больше, чем при химподходе. И окупаемость затрат составила 4,1 раза. В то же время, несмотря на то, что на хозяйственном эталоне прибавка урожая была еще выше (8,7 ц/га), из-за высоких затрат на фунгициды снизился чистый доход – 4,1 тыс. рублей с га.

Во время второго опыта, в ООО «АПК» (филиал «Ставрополь-Кавказский») наибольшую эффективность вообще показала чистая «биология» — она принесла чистый доход в размере 11,3 тыс. рублей, а окупаемость составила 15,2 раза. При этом прибавка урожайности  по сравнению со сплошной «химией» и баковыми смесями была практически идентична – в районе 14 ц/га.

О чем это говорит?

— На высоком агрофоне, где все сделано по технологии, достаточно было обработки минимальными дозировками недорогих химических фунгицидов, либо вообще биопрепаратами – и это дало урожайность около 55 ц/га. Разница была только в затратах – 800 рублей на га и 2,7 тыс. рублей на баковых смесях, — резюмирует Ольга Кузнецова. – И еще немного скажу о горохе. В среднем в год до 33% его посевов в Ставропольском крае поражает бактериоз. Химических фунгицидов для борьбы с этой болезнью на сегодня нет. А вот биопрепараты решают данную проблему. Сразу несколько хозяйств Георгиевского района (СП «Новинское», «Заветное», «Ульяновец», СХП «Новая Дружба») проводили соответствующие опыты – например, препарат «Алирин» позволил получить урожаи от 26,7 ц/га до 37,1 ц/га. Затраты на препарат – до 250 рублей на гектар.

Какие рекомендации дают опытные практики тем, кто только начинает применять биометоды у себя на полях? По словам Алексея Абалдова, в первую очередь аграриям стоит максимально подробно изучить свойства тех препаратов, которые они собираются применять. Для каких целей предназначен препарат? С чем он сочетается, а с чем нет? И главное – какой регламент приготовления раствора? Здесь нет ненужных или неважных тонкостей. Повлиять на итоговый результат может что угодно, от погодных условий и силы ветра до чистоты используемой воды.

— Очень часто бывает, что люди просто нарушают требования к условиям приготовления внесения, или хранения препарата, — говорит глава Союза биологического земледелия. – И потом сваливают неудачи на качество средства, либо даже на сам этот метод. А биопрепарат – это структура тонкая, живая. И с ней надо научиться работать. Но тот, кто это все же сделает, то наверняка не пожалеет об этом.

Игорь НОВОСЕЛЬСКИЙ

 Журнал «Агротайм», № 11(49) ноябрь 2017

По вопросам размещения рекламы в журнале обращаться:

644007, г.Омск, ул.Булатова, 101, оф. 203

8(3812)92-51-56, 8-908-311-53-34,

8-951-422-41-50, 8-913-645-49-26,

agrotime2013@mail.ru, agrotime-om@mail.ru,  agrotime-reklama@mail.ru