dsc_7715_0Проблемы с получением господдержки и кредитов, административное давление, рост цен на ГСМ и трудности со сбытом не помешали фермерству стать за десятилетия одной из опор страны, источником развития сельских территорий. Впереди новые задачи – к 2024 году Россия должна нарастить аграрный экспорт до $45 млрд. О том, что может помешать достижению амбициозной цели и каких мер поддержки аграриям ожидать от государства, шла речь на тридцатом, юбилейном съезде АККОР, который прошел в Москве 19-20 февраля.

 

По словам президента АККОР Владимира Плотникова, за тридцать лет своего развития российское фермерство прошло огромный путь.

— Сегодня мы обрабатываем до 40% пашни в стране, наш сектор дает около 30% всего отечественного зерна, 33% — подсолнечника. Посевные площади ежегодно растут на миллион гектаров! Поголовье коров за последние десять лет выросло и уже превышает 1,29 млн голов. В производстве молока фермерские хозяйства тоже имеют наивысшие темпы. Поголовье овец и коз у фермеров в два раза выше, чем в сельхозорганизациях. Секрет успеха простой – люди работают на своей земле, для себя, для своих детей…

Аграрии часто цитируют историческую фразу Владимира Путина (он произнес ее в 2011 году на съезде в Тамбове и с той поры больше к фермерам в «гости» ни разу не заглядывал) о том, что «фермерство в России состоялось как экономическая сила, в значительной степени – как опора страны, как важнейший источник развития российских территорий». Тем не менее критические высказывания аграриев относительно одних и тех же проблем сохраняются. С какими трудностями отечественный малый и средний сельхозбизнес подошел к своей тридцатилетней «зрелости»?

 

Погектарке нужна отладка?

Как утверждает Владимир Плотников, получение господдержки – одна из главных проблем, и в первую очередь это касается погектарки. До ее введения это была едва ли не самая чаемая аграриями субсидия, а теперь – частый предмет недовольства.

— Она небольшая и недоступная основной части хозяйств, — отметил глава АККОР в своем выступлении. – Почти все регионы поднимают тему погектарки. За всю пятилетнюю историю погектарную поддержку имели максимум 15% крестьян. Все выступают за то, чтобы увеличить ее размер и снять все препоны для оформления субсидии. Наша позиция – погектарка положена всем без исключения сельхозпроизводителям. Отчитался по убранным площадям за прошлый год – и все, получил поддержку без всяких дополнительных требований. В нынешней модели субсидия неэффективна.

Как заявила замминистра сельского хозяйства РФ Елена Фастова, в текущем году средства на погектарку вряд ли увеличатся, а значит, и размер ее останется, скорее всего, прежним. Это означает, к примеру, что омские аграрии снова получат 131 рубль на гектар. Девять регионов страны, имеющих «благоприятные условия» для сельского хозяйства (аграрный треугольник «Дон-Кубань-Ставрополье» плюс часть Центрального Черноземья) вообще исключены из числа получателей – в Ростовской области, правда, остается региональная погектарка, но средства областного бюджета не позволяют платить много. В прошлом году субсидия составила 106 рублей на гектар для тех, кто занимается, в частности, животноводством.

Принципы, по которым распределяется несвязанная поддержка, нужно менять, соглашается первый замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов. Пора в самом фермерском сообществе определить, кто имеет право претендовать на доплаты. В конечном итоге, если это действительно «все подряд», то получается «размазывание по тарелке». Но даже в нынешнем виде погектарка досталась многим, уверяет чиновник.

— В прошлом году 23,5 тысячи фермеров получили несвязанную поддержку, — привел цифры Хатуов. И начал задаваться вопросами, на которые пока нет ответов. – Как лучше сделать? Может, ее надо получать только начинающим фермерам? Или тем, у кого доходность ниже 10%? Ведь есть же те, у кого миллионы на счетах – зачем им субсидия? Мы согласны, что сто рублей это мало, мы бы тоже хотели, чтобы было не меньше 700 рублей, но исходим из того, что имеем. Сейчас собираем экспертные мнения, как лучше изменить схему. Думаю, во второй половине этого года появится конкретика.

Особое возмущение аграриев вызвали дополнительные требования для получения погектарки, которые вводятся с февраля 2019 года: к примеру, необходимость провести апробацию семян, используемых для собственных нужд. Все поля, которые будут засеяны некондиционными, не апробированными семенами, по идее, в учет не войдут.

— Это новый барьер на пути получения субсидии, он еще сильнее сократит и без того маленькие списки получателей несвязанной поддержки, — заявил Владимир Плотников.

В 2019 году никого «отсекать» не будут, пообещал Джамбулат Хатуов. Но потом подходы к работе многим аграриям придется поменять.

— До сегодняшнего дня ни одно министерство не отказало фермерам в поддержке по причине того, то вы пользовались неизвестными семенами, — рассказал он. – Однако наступило время, когда надо разобраться, какие сорта используются на полях. И государство справедливо говорит: «Берешь господдержку, будь добр, покупай продуктивные семена». Заявляю официально – все региональные министерства получат рекомендации, и никаких последствий для получателей не будет. Но мы разберемся и наметим программу сортообновления – если вы не будете следовать ей в следующем году, то нам с вами не по пути.

По данным Минсельхоза, в России ежегодно высевают около миллиона тонн семян, не соответствующих сортовым кондициям. Из-за этого аграрии недополучают почти три млн тонн подсолнечника и 17 млн тонн зерновых. Весомый резерв!

Логика Минсельхоза понятна: как известно, в 2018 году Владимир Путин поставил перед министерством конкретную задачу – нарастить объем аграрного экспорта с нынешних $27 млрд до $45 млрд в денежном выражении. Как утверждают чиновники, решить эту задачу помогут несколько мер. Помимо масштабной поддержки экспорта (до 2024 года на соответствующий национальный проект выделяют более 400 млрд рублей – их потратят на открытие международных спецпредставительств Минсельхоза в десятках стран, которые будут лоббировать интересы отрасли; а также на субсидирование перевозок зерна внутри страны и развитие логистической инфраструктуры), предполагается существенное увеличение объемов производства сельхозпродукции. Сделать это без развития мелиорации, вовлечения в оборот новых земель и глобального повышения производительности в АПК невозможно. Чиновники стараются подходить к вопросу системно – обратили внимание на внесение удобрений, выстраивание правильной аграрной технологии и даже на состояние почв.

— В стране средняя урожайность пшеницы 26 ц/га, — рассказал Джамбулат Хатуов. – Однако, как показывают результаты госиспытаний, может быть как минимум вдвое больше. Это значит, нам надо совершенствовать агротехнологию. У нас до 30 млн га кислых почв – их надо раскислять. Сейчас мы разрабатываем меру господдержки, которая позволит аграриям это сделать. Подобные работы не проводились почти 30 лет. Стоит амбициозная задача – раскислить до 12 млн га. Мы провели большую работу с регионами, опросили экспертов, проанализировали имеющиеся практики – по предварительным расчетам, это может быть возмещение 30% затрат на известкование почв. Для чего? Нормализация кислотности позволяет повысить эффективность вносимых минеральных удобрений, способствует росту растений. Все это дает прирост урожайности не менее 5 ц/га. Сортообновление, в свою очередь, даст прибавку еще до 15%. Наконец, у нас меньше половины регионов применяют научно рекомендованную норму внесения удобрений. Здесь нам тоже предстоит поработать.

К слову, известкование – не единственный способ восстановить нормальное состояние почв. По всей России постепенно набирает силу технология ноу-тилл, и Крым – один из наиболее развитых в этом смысле регионов.

— Предлагаем провести на базе наших передовых хозяйств всероссийскую конференцию по изучению опыта этой технологии. За ней будущее – именно ноу-тилл позволяет сберечь здоровье почв и сохранить необходимую для растений влагу, — заявил член ассоциации «Союз фермеров, кооперативов ЛПХ и субъектов сельского зеленого туризма Крыма» Юрий Комов. Это примечательное высказывание – ни разу до того тема развития ноу-тилл на фермерском съезде не поднималась.

Еще один резерв – химические средства защиты, добавляет глава департамента растениеводства Минсельхоза Роман Некрасов.

— Урожайность сельхозкультур в значительной мере определяется тем, как мы боремся с вредителями и болезнями. По тому же подсолнечнику только 20% урожая обеспечены естественными свойствами семян. Остальное приходится «отбивать» у сорняков, вредителей и болезней. В этом направлении тоже будут усилия: мы инициировали ряд поправок, которые ужесточат контроль за ввозимыми пестицидами, гербицидами и т.д. Постараемся сделать так, чтобы вы меньше сталкивались с некачественной продукцией, — заявил он.

Наконец, ведется речь и о введении поддержки на вовлечение земель в сельхозоборот. По оценке чиновников, в ближайшие годы в регионах могут добавиться до 4,4 млн га пашни, рассказал Некрасов.

 

Денег много не бывает?

Еще одна проблема, о которой упомянул Владимир Плотников, — резкий рост себестоимости производимой сельхозпродукции. Увеличилась себестоимость – соответственно, надо наращивать и поддержку фермерского сектора, делает вывод глава АККОР.

— Дорожают основные ресурсы для АПК – только за прошлый год цена на ГСМ поднялась на 20% и более, — рассказал Владимир Плотников. – Дорожают и минеральные удобрения. Газ, запчасти, средства защиты растений, гибриды — дорожает все. Это приводит к снижению доходности. Раз государство не может регулировать цены, значит, нужно увеличивать поддержку. В странах Евросоюза доля субсидий достигает 70% всего дохода сельхозпроизводителя.

По словам Елены Фастовой, на 2019 год объем поддержки точно не уменьшится: общий объем субсидий АПК составит 303 млрд рублей, что уже на 50 млрд рублей больше, чем было.

— Увеличение достигнуто за счет введения новых форм поддержки, — объяснила замминистра. – На тот же экспорт выделено 38 млрд рублей. На что конкретно они пойдут, правда, еще обсуждается. На создание системы поддержки фермерства и кооперации (грантовая помощь начинающим фермерам «Агростартап», кооперативам и центрам консультаций малого агробизнеса) предусмотрено 7,4 млрд. Также направлено два миллиарда на мелиорацию. Для развития виноградарства единая субсидия увеличена на миллиард. Выделено три миллиарда на агрострахование. Мы знаем, что эта сфера не очень популярна у аграриев, потому что страховые компании часто обманывали их. В прошлом году были внесены изменения в законодательство – мы расширили перечень страховых случаев. Теперь аграрии смогут сами выбирать, от каких именно рисков они хотят застраховаться. За счет этого стоимость полиса снизилась. Чтобы стимулировать агрострахование, мы планируем контролировать работу страховщиков, формируем пул порядочных компаний – рекомендуем работать только с ними. Кстати, в рамках единой субсидии мы выделили отдельный лимит, министерства на местах не смогут эти деньги перераспределить. Кроме того, те, кто страхуется, получат дополнительно 15% несвязанной поддержки.

Два года назад в России было упрощено льготное субсидирование кредитов, фактическая ставка снижена до 5% и менее. По идее тогдашнего главы Минсельхоза Александра Ткачева, кредитование на таких условиях должно было стать едва ли не главной формой господдержки. Однако в первый же год реализации проект вызвал шквал критики со стороны фермерства – вместо того, чтобы упростить малому агробизнесу доступ к банковским ресурсам, он его затруднил. Лимиты выбрали в первую очередь крупные федеральные холдинги и компании, близкие к аграрному руководству регионов. Дополнительные согласовании между банками и министерством замедлили и без того небыстрый процесс. Как отмечает Владимир Плотников, проблема до сих пор актуальна.

— Получение кредитов затрудняет несколько моментов – в первую очередь, большое количество запрашиваемых бумаг, документов и справок, зачастую дублирующих друг друга, — заявил он. —  Второе – заявки рассматриваются неоправданно долго. Наконец, постоянно меняются требования к залогу.

Как утверждает Елена Фастова, в 2017 году, с начала действия системы «кредит по 5%», на долю малого сельхозбизнеса пришлось 41 млрд займов. В следующем сезоне ситуация улучшилась – 89 млрд, из которых 53 млрд – это краткосрочные займы. В 2019 году объем субсидий, предусмотренных на компенсацию банкам части процентной ставки, вырос вдвое, соответственно, вдвое должно вырасти и кредитование.  Безусловно, многое зависит от министерств на местах. Есть регионы, где хорошо работают с малыми формами, и фермеры получают положенные 20% от поддержки. А есть регионы, где этот уровень не превышает 5%. Мы стараемся исправить ситуацию. Например, мы ввели лимиты на одного заемщика, чтобы не получилось, что весь объем заберут 2-3 компании. Предельный объем субсидируемого кредита составляет 400 млн рублей. Кредитные средства должны получить все. Также мы запретили перераспределять субсидии, положенные малому бизнесу, на другие формы поддержки. Если регион их не освоит, будем изымать. Иначе бывали такие случаи, когда фермерам говорили: «Денег нет», а на самом деле они оставались.

Как известно, поначалу льготные кредиты выдавали только федеральные банки, потом к их числу добавили избранные региональные – они обеспечивают конкуренцию и заставляют «крупняк» снижать ставки. Теперь фермеры предлагают расширить список кредитных организаций еще больше.

— Почему бы региональным фондам поддержки предпринимательства не разрешить кредитовать фермеров под льготный процент? – задавался вопросом фермер из Калужской области. – Сейчас у нас это один из главных кредиторов, мы могли бы получать займы еще быстрее и проще. И потом – раз уж мы обрабатываем 40% земельной площади, то почему бы нам не выделить не 20%, а 40% от общей доли субсидий на кредиты?

Конечно, это предложение вызвало бурные аплодисменты…

Несмотря на все усилия Минсельхоза, остаются категории фермеров, для которых льготное кредитование по разным причинам недоступно, добавил деталей Джамбулат Хатуов: это может быть низкое качество залога или испорченная кредитная история. Однако и таким хозяйствам нужны средства на модернизацию, обновление техники и т.д. А как без техники совершить рывок и увеличить агроэкспорт до $45 млрд?!

— Мы докапитализировали «Росагролизинг» на 25 млрд рублей, — рассказал замминистра. — Можно купить техники больше, чем раньше! Льготная программа с АККОР действует, никаких лимитов регионам не будет – сколько купите, столько и поставим. Надо просто брать за руку каждого фермера и вести в «Росагролизинг»! В текущем году поставлена задача на 50% увеличить приобретение техники, чтобы синхронизироваться с объемами производства. Кроме того, будут сохранены и скидки 15% на технику по программе 1432. Все больше производителей включается в нее, в частности, по более низкой цене с этого года стал доступен трактор «Белорус», который собирается на череповецком заводе. Цифровизация и модернизация технопарка – это удел не агрохолдингов, а в первую очередь, КФХ.

В 2019 году должна решиться проблема, о которой фермеры говорят уже десяток лет, – строительство жилого дома на территории хозяйства. По словам Владимира Плотникова,  соответствующие изменения в законодательстве уже готовятся.

— Буквально недавно Госдума приняла в первом чтении поправки в Земельный кодекс, разрешающие строить дома на землях сельхозназначения, принадлежащих КФХ. Готовим документ ко второму чтению.

Несмотря на этот успех, трудности на земельном рынке все равно сохраняются, говорит глава АККОР.

— В первую очередь, не работает механизм залога земли, — продолжает он. – Во всем мире земля – это самый естественный и удобный для крестьянина залог при получении кредита.  Второе – большие площади земель не используются по назначению. Наше предложение – за неиспользование земли повысить налог в десять раз!

Административное давление на хозяйства – тема, которая, судя по всему, не кончится никогда.

— От этого страдают все без исключения фермеры, — говорит Владимир Плотников. – Бесконечные проверки и предписания не дают работать. И вся масса контролеров и проверяющих приходит от имени государства. Каков итог административного пресса? В 2012 году в России было 308 тысяч КФХ, а на первое января этого года их осталось 188 тысяч. Сокращение – на 40%, хотя они никуда не исчезают, а переходят в ЛПХ.

— Больно видеть, как над нами издеваются – гаишники только и ждут, чтобы мы выехали на дорогу со своей техникой. Перевозка селитры, «крупногабарит» – цепляются ко всему,  — сокрушался ульяновский фермер Василий Козлов.

Развитие аграрного экспорта – одна из главных задач на ближайшие годы, это аграрии хорошо уяснили во время съезда. Однако, несмотря на все усилия по его активизации, для малого аграрного бизнеса по-прежнему остается актуальной проблема сбыта произведенной продукции. И если ее не решить, то в будущем, по мере увеличения объемов производства, она только обострится.

— В цепочке «от поля до прилавка» самое слабое звено – это фермер, — утверждает Владимир Плотников. – В выигрыше перекупщики, посредники, переработка, торговля, но только не те, кто выращивает зерно, производит молоко, мясо, овощи. Как решать эту проблему? Как и во всем мире, объединяться – в кооператив, в ассоциацию производителей! Договариваться, выстраивать отношения. Выходить на рынок не разрозненными одиночками, а единой силой. Но здесь необходима помощь государства.

Понятно, что сложнее всего приходится отдаленным регионам вроде Сибири или Урала. Везти продукцию оттуда – дорого и зачастую невыгодно.

— Потенциал Сибири огромен, — убежден алтайский фермер Владимир Егоров. – Только в нашем крае боле 6,6 млн га благодатной пашни. Но средняя урожайность пшеницы у нас составляет 12-15 ц/га. Валовой сбор в последние годы – в пределах 5 млн тонн, это очень мало, а выйти на новый уровень мы не можем из-за слабых экономических возможностей. Поэтому, например, на гектар алтайской земли вносится, в среднем, 4-5 кг удобрений. Это в разы меньше, чем надо. При правильном подходе в Сибири реально получать урожай в два-три раза больше. Но мы значительно проигрываем в цене на нашу продукцию. Если в ЮФО за пшеницу третьего класса дают по 15 рублей за кг, то у нас это 10 рублей. Доставка до Новороссийска (пять-шесть тысяч км) или до Владивостока стоит почти пять тысяч рублей на тонне. Мы становимся заложниками местных переработчиков, которым вынуждены отдавать зерно по 7-8 тысяч рублей за тонну. Притом, что его себестоимость примерно похожую сумму и составляет.

…Юбилейный тридцатый съезд стал первым для нового министра сельского хозяйства РФ Дмитрия Патрушева. Из-за того, что параллельно с работой съезда Владимир Путин зачитывал свое обращение Федеральному собранию, министр отработал с делегатами всего несколько часов. Зачитал приветственные телеграммы, наградил лучших аграриев, обобщил в выступлении то, о чем говорили ранее его замы и главы департаментов. Судя по реакции фермеров, обещанные меры поддержки их в основном устроили.

Но дальше явно потребуется большего.

Виктор ИВАНЦОВ

Журнал «Агротайм», № 3(65) март 2019

По вопросам размещения рекламы в журнале обращаться:

644007, г.Омск, ул.Булатова, 101, оф. 203

8(3812)92-51-56, 8-908-311-53-34,

8-951-422-41-50, 8-913-645-49-26,

agrotime2013@mail.ru, agrotime-om@mail.ru,  agrotime-reklama@mail.ru