max«Все мы родом из детства». В верности этой известной всем фразы уверена мама четырех детей Анна Антипина. Год назад она с семьей, мужем Александром, детьми Полиной, Алексеем, Верой и Иваном, покинули благоустроенную трехкомнатную квартиру на улице Труда в Омске и стали жителями поселка Черемушки. Просторный дом, в котором поселились бывшие горожане, требует еще много работы, но все делается постепенно и дружно.

Как рассказал глава семьи Александр, мечта о собственном доме и хозяйстве жила в семье давно:

— Все мы в детстве ездили в деревню к бабушкам и дедушкам, и мне хотелось, чтобы у моих детей был свой дом, а самое главное – хотелось кормить их натуральными продуктами, точно зная, что в них не содержится никакой химии.

Задумка удалась на 100% — сейчас семья содержит немалое хозяйство: козы, куры, индоутки, перепела. Хлеб пекут сами, покупая муку у знакомого фермера. Мясо, естественно, свое. Если возникают излишки – уже есть постоянные покупатели проверенной качественной продукции.

Принять решение о переезде из городской квартиры в частный дом Антипиным помог и тот факт, что старшие дети —  14-летняя Полина и 10-летний Алексей – находятся на семейной форме обучения. Это означает, что учебную программу ребята проходят дома при помощи родителей, а школьные учителя принимают у них промежуточную аттестацию. Старшая дочь Антипиных первые четыре года училась в обычной образовательной школе, однако потом было принято решение перевести ее на семейное образование. Этому немало способствовали желание и способности самого ребенка: Полина за год освоила двухлетнюю программу обучения и сдала необходимые экзамены. Сейчас девочка в девятом классе, учится так же дома и готовится к итоговой аттестации.

— Дома мне учиться проще, я сама знаю, что, когда и в каком порядке я буду изучать, а если что-то непонятно, то всегда можно спросить у родителей, обратиться к дополнительным источникам, кроме того, есть возможность получить консультацию у учителей в школе, — рассказывает Полина. Ее младший брат Алексей школу посещал всего неделю – и каждый день спрашивал у родителей, когда же он снова будет учиться дома.

— С Алексеем это был своего рода эксперимент, мы решили показать ему, что такое школа, — рассказала Анна Антипина. — Сыну не понравилось.

Антипины делятся, что изначально забирать детей из школы было очень страшно.

— А вдруг я не смогу научить, вдруг не смогу донести до ребенка школьную программу, — сомневалась Анна. – Но я уверена, что у ребенка должно быть детство: ему не нужно вставать в 6-7 утра, для того чтобы потом идти сколько-то километров до школы, в самом классе, где минимум 25 учеников и каждый по-разному усваивает материал – тоже приходится непросто, а это дополнительный стресс для ребенка. Дома же мы проходим программу по составленному самостоятельно индивидуальному плану и учимся непрерывно, даже выполняя какие-то домашние дела. Считаем картофелины для супа, строгаем черенки для лопаты, сверлим, пилим, ухаживаем за животными. И все это в спокойной домашней обстановке. Еще один огромный плюс – младшие дети учатся вместе со старшими, перенимая все у них. Все мы родом из детства, и я думаю, что семейное образование позволяет нам сделать детство моих детей самой счастливой порой, наполненной теплыми воспоминаниями о домашнем уюте.

Отметим, что в Омской области на семейной форме обучения находится более 1200 учеников. Для их родителей предусмотрена материальная компенсация, которая выплачивается в том случае, если ребенок успешно проходит промежуточную аттестацию. В уходящем году в Омской области принят проект закона о том, чтобы компенсация стала адресной формой поддержки. Критерии, по которым она будет выплачиваться, пока не разработаны – этим займутся депутаты в следующем году, а в действие обновленный закон вступит не ранее сентября 2019 года.

Уже сейчас у нововведения есть противники. Активистка Ольга Чащина, чей ребенок также находится на семейной форме обучения, считает, что введением этого закона нарушаются конституционные права ребенка на образование.

— Общеобразовательные школы получают из бюджета финансирование за каждого обучающегося в школе ученика, и если я сама обучаю своего ребенка, то почему я не должна получать эти деньги? Компенсации в основном идут на оплату репетиторов, методической литературы и так далее. Если сейчас их отменят, то многие «семейники» просто покинут Омскую область, — уверена Ольга.

Между тем, в министерстве образования отмечают, что новый закон сохраняет право на семейное обучение для детей, при этом он призван сделать выплату компенсаций адресной: выявлены случаи, когда родители, получая компенсацию за якобы семейное образование, обучали детей в частных школах, унося бюджетные деньги туда. Между тем, противники нового закона говорят о том, что семьи по-разному используют компенсации: кто-то покупает или печатает много специализированной литературы, например советские учебники. Кто-то посещает различные платные семинары по семейному образованию, по психологии детско-родительских отношений. Кроме того, тратятся деньги на собственное обучение – родители растут как педагоги и психологи, учатся различным техникам эффективного обучения. Разобраться в том, по каким критериям выплачивать компенсации за семейное обучение, предстоит депутатам, пока же в Омске проходят серии митингов и пикетов, которые организуют противники нового закона.

Несомненно, у семейного обучения есть свои плюсы и минусы, однако, порой это единственный выход для тех семей, которые живут в отдаленных селах – в некоторых из них просто нет школ и семейное образование является единственным выходом. Учитывая курс Омской области на возрождение сел, при разработке критериев для выплаты компенсаций, нужно помнить о том, что семейное обучение может стать еще одним стимулом для переезда горожан в село и развития сельского хозяйства. А компенсации за такую форму обучения могут стать отличным подспорьем для приобретения дополнительной литературы или помощи репетиторов.

Ирина КОНСТАНТИНОВА