кОтличительная особенность отечественной сельхозкооперации заключается в том, что у нас кооперативы чаще всего формируются местными властями, а не самими игроками рынка. Строительство кооперации «снизу» в России не задалось, и в новом тысячелетии задачу эту стало решать государство. Кооперативы создаются, находятся под постоянным мониторингом и сопровождением. В таких «тепличных» условиях ЛПХ оказываются просто поставщиками, а не соуправленцами кооператива, они не чувствуют своей причастности к организации. Инициатива государства поддержать кооперативы не так плоха, однако нужно постепенно отходить от нее в сторону свободного плавания, где есть независимость, определенный риск и обязательно умение, способность оперативно решать возникающие проблемы. Об этом говорили участники встречи в Новосибирске, которая состоялась в ноябре в рамках ежегодной выставки «АгроСиб».

О кооперации сегодня говорят все, начиная от президента и правительства, заканчивая встречами за круглым столом в каком-нибудь сельском поселении, когда хотят мотивировать небольшие крестьянские хозяйства на эффективное, прибыльное ведение хозяйства. Главным переломным моментом для сельских производителей становится осознание того, что все их основные ресурсы при объединении в кооператив становятся общими. Сразу возникает необходимость регулирования порядка работы, поиск лидеров, и только после длительной кропотливой работы в кооперации приходит прибыль. Главный ограничивающий фактор здесь — доверие между участниками и к кооперативам как форме работы в целом, его можно переломить только с помощью кропотливой разъяснительной работы.

Андрей Морозов, президент российской саморегулируемой организации ревизионных союзов сельскохозяйственных кооперативов «Агроконтроль», на примере одного из кооперативов Липецкой области рассказал, что создать кооператив можно, только если его участники будут находиться в постоянном, порой напрягающем, но обязательно конструктивном диалоге.

— Смысл членства в кооперативе заключается не в получении гранта, смысл – в возрастании своих доходов. Отсюда надо «плясать». Когда кооператив закупает технику, то вкладываются все, многие для этого даже загоняют себя в кредиты, и каждый хочет получить максимальную выгоду от вложений. Вот тут и возникает сомнение в правильности решения о вступлении в кооператив. Надо уметь договариваться. А если не умеешь, надо учиться. Без этого вся работа бессмысленна, она не принесет прибыль, более того, будет разрушительна. Наблюдали мы такой пример, когда в одном из кавказских регионов все фермеры в селе закупили себе по трактору МТЗ в надежде, что будут пахать огород соседу и получать прибыль. Пять лет все платили кредиты, тракторы простаивали, управляющий банком получил премию, а жители села чесали затылки и никак не могли понять, что они сделали не так.

Пример есть и другой – шесть членов кооператива в Липецкой области, все свекловоды, у всех сахарная свекла, в одном районе поля, по 200 га. Они подсчитали, что роторный комбайн окупается при 1200 га, сложились деньгами, подкредитовались еще и приобрели один на всех. Сразу скажу, что в итоге они все подняли свою выручку в 2,7 раза.  Так вот, они рассказывают, что пришли к этому только благодаря тому, что по каждому малейшему разногласию собирали общее собрание. Да, это непросто, да, накладно и по времени, и по средствам иногда. Но этих встреч не заменяет ни телефон, ни скайп, ни ватсап, ни электронная почта. Только личное общение глаза в глаза. Собраться надо, может быть проораться, но в итоге – договориться, что комбайн едет сначала к Иванову, потом к Петрову, потом к Сидорову. И все, абсолютно все, за это проголосовали. И никак иначе. Если не единогласно проголосовали, продолжаем обсуждать, хоть до утра.

И еще один вопрос мы им задали: сколько у вас в районе людей занимается сахарной свеклой? Оказалось, пятнадцать. Вопрос, почему в кооперативе шесть? Да все очень просто. Остальные девять вот так договариваться не могут. Они поделились страшной тайной: прежде чем принять в кооператив, у них 2 года кандидатского стажа, как в партию. Они должны быть уверены, что будущий член кооператива точно посеет подсолнечник на этом поле в этом году, а не свеклу, и что он будет спокойно ждать своей очереди выхода в поле комбайна, как было решено на общем собрании. 

Некоторые участники диалога пытались доказать, что должен быть какой-то лидер, который будет знать, как должен работать кооператив, он должен всех собрать, он должен всем рассказать, разъяснить, какую члены кооператива должны произвести продукцию, чтобы получить максимальный результат. Но, как показал опыт, такая модель не эффективна. Она предполагает единоличную ответственность за конечный результат.

По закону руководят кооперативом правление и председатель, которые избираются на 5 лет. Руководство рассматривает заявки на вступление, выход и исключение членов из кооператива, устанавливает размер пая, принимает решения о выплате дивидендов, выдаче кредитов, совершении сделок и других внутренних действиях. Но все спорные решения должны приниматься исключительно коллегиально, с этим согласились все участники встречи в Новосибирске.

Денис Кобзев, председатель СПСК «Куликовский агросоюз» (Омская область), уже не в первый раз озвучил еще одну проблему, которая носит исключительно российский характер. Кооператив занимается закупом овощей у населения, пытается заключить с селянами долгосрочные договоры, но люди хотят получать за свою продукцию расчет наличными, а кооператив может рассчитываться с ними безналом, в противном случае объединение начинает испытывать прессинг со стороны налоговых и банковских структур.

— 60 % овощей мы закупаем у членов кооператива, 40 % — у населения. Члены кооператива по итогам года получают свою прибыль. И с безналичным расчетом у них проблем нет. А вот с населением возникают проблемы. У нас в селах просто-напросто нет достаточно банкоматов и связь работает не везде так, как надо. Люди не хотят получать безналичный расчет, им потом еще за живыми деньгами надо добираться в районный центр за 50-80 км по плохой дороге. Они ждут нас с наличкой, а мы не можем из-за банковских ограничений снять нужную сумму. И дело ведь не только в нас. Люди посадили овощи в избытке, потому что у них договоренность с нашим кооперативом. Если мы у них не заберем урожай, значит, они полгода работали впустую. Ну конечно, приедут перекупщики и заберут все за бесценок. Все в тупике. И мы уже второй год самостоятельно не можем решить этот вопрос, хотя неоднократно на разных уровнях обращались за помощью к сообществу.

В очередной раз омским кооператорам предложили собрать документы, банковские отказы и налоговые запросы, для того чтобы на более высоком уровне попытаться урегулировать этот вопрос. Кооперация по-русски, видимо, должна иметь и какие-то особенные, ни на кого не похожие, рычаги управления процессом. Не правильно загонять в кооперацию насильно (мы это уже проходили), но и оставлять, не побоюсь этого слова, энтузиастов наедине с возникающими у них проблемами тоже не годится. Тем, кто решился объединиться, нужно помогать. Не управлять, а помогать решать поставленные задачи, преодолевать препятствия.

Надежда СОЛОДКОВА

Журнал «Агротайм», № 11(61) ноябрь 2018

По вопросам размещения рекламы в журнале обращаться:

644007, г.Омск, ул.Булатова, 101, оф. 203

8(3812)92-51-56, 8-908-311-53-34,

8-951-422-41-50, 8-913-645-49-26,

agrotime2013@mail.ru, agrotime-om@mail.ru,  agrotime-reklama@mail.ru