P_20180208_111447Глава КФХ из Павловского района Кубани Василий Ляшенко широко известен у себя в крае: в 2012 году он стал первым, кто получил в регионе грант на развитие семейной животноводческой фермы. И не просто получил, а воспользовался им в высшей степени эффективно: всего через четыре года по итогам конкурса федеральной АККОР его хозяйство было признано одной из лучших семейных молочных ферм России. Как складывается экономика в КФХ Ляшенко, в чем секрет его успеха и почему он предпочитает расширять кормовой клин, а не зерновой, рассказываем  в нашем материале.

…Земли у Василия Ляшенко по кубанским меркам не так уж и много — около тысячи гектаров. Земля, правда, не самая плохая — казалось бы, занимайся себе пшеницей и подсолнечником и живи спокойно. Тем более что по образованию Василий Григорьевич — агроном. Но когда в 2006 году по стране объявили о старте нацпроекта в АПК, Ляшенко стало не до спокойствия: он решил построить молочную ферму. Зачем? Так учили в молодости, говорит аграрий.

— Всем известно, что есть научно обоснованная система земледелия, — рассказывает Василий Ляшенко. — Растениеводство не может быть без животноводства. Плодородие почвы держится на органике. Да, мы вносим различные удобрения, но ведь это все химия, пора от нее отходить понемногу. Хотя бы раз в пять лет нужно, чтобы каждый гектар получал по 50 тонн органики! В севообороте должно быть не менее 18% многолетних трав. И т.д. Мы ведь так сохраняем землю — наши дети нам «спасибо» за это скажут! Так что молочная ферма — просто логическое продолжение растениеводства.

P_20180208_111134Строить ферму Ляшенко начал в 2007 году, натурально, в чистом поле, где прежде росла пшеница. Этот процесс растянулся на долгих шесть лет: в строительство шел каждый лишний рубль, заработанный в растениеводстве, да еще два кредита. Ляшенко провел на ферму газ, воду и другие коммуникации, построил коровники, доильный зал, котельную, лагуны для навоза, хранилища для силоса и сенажа… Чтобы спроектировать все по уму, он обращался к немецким консультантам, объездил уйму действующих хозяйств. Все на его подворье сделано с запасом — на несколько сотен голов, с возможностью быстрого расширения и переоборудования помещений. Ломать и строить заново Ляшенко не любит, не позволяет крестьянская основательность.

К тому моменту, когда в 2012 году подоспели средства гранта, он потратил на ферму уже более 30 млн рублей, хотя многие работы делал своими руками, экономил на каждой копейке. Двадцать грантовых миллионов и новые кредиты пошли на закупку скота, а также немецкого доильного оборудования, электронной системы управления стадом, техники для кормления и т.д.

— Мы изначально решили, что будем делать ферму по самым высоким стандартам, — говорит Ирина Ляшенко, младшая дочь Василия Григорьевича (старшую зовут Наталья). — Поэтому искали только импортное оборудование. Сейчас мы довольны результатом, хотя начиналось все не очень гладко — все-таки отец по образованию агроном, а не зоотехник. Первых нетелей, 133 головы, мы завезли на ферму в 2013 году, а уже в следующем получили первое молоко… Скот покупали в Вологде, порода черно-пестрая, голштинизированная на 70%. «Чистых» голштинов брать не стали — они более капризные в уходе. А у черно-пестрых нормально проходит отел, они хорошо доятся, у них высокая сохранность молодняка. Молоко у нас только высшего сорта, ни разу не получали продукцию классом ниже.

К слову, о дочерях. Ферма Василия Ляшенко абсолютно по праву называется «семейной» — в деле участвуют все члены семьи: и жена, и дети (и даже малолетние внуки уже интересуются). Причем изначально дочери Ирина и Наталья получили не агрономическое образование и работали не в сельском хозяйстве. Однако загорелись идеей отца и полностью включились в работу.

— В конце концов, они станут наследницами этой фермы, — говорит, улыбаясь, Василий Ляшенко. — Я доволен ими, мне есть на кого оставить дело.

Технологии и смекалка

Как устроена ферма Ляшенко?

Главный принцип, который здесь проповедуется, — комфорт для людей и для животных. Потолки в основных корпусах не просто покрыты металлопрофилем, но и утеплены, а еще подшиты лесом. Это стоило очень дорого, говорит Василий Григорьевич, но данный шаг себя полностью оправдал: благодаря таким потолкам зимой животным не холодно, а летом не жарко. «Шторы» из поликарбоната по бокам имеют автоматические подъемники. Зимой они опускаются до середины, защищая коров от ветра, а летом их вообще снимают: таким манером помещение отлично проветривается. Эти шторы, как и десятки других приспособлений на ферме, смонтированы по проекту Ляшенко и сделаны своими руками из подручных средств.

— Содержание животных у нас боксовое, на бетонных полах постелены резиновые коврики, сверху лежит солома, — объясняет фермер. — Это идеальный вариант для коров. Каждую неделю мы меняем солому.

P_20180208_111605Что касается удобства для работников, то корпуса также оснащены всем необходимым: раздевалки, душевые и туалет, комната отдыха… Тяжелый физический труд, которым «славилось» животноводство советских времен, здесь исключили: все по максимуму автоматизировано (например, система навозоудаления на ферме стоит канадская — стоит нажать кнопку, и начинается смыв; впрочем, об органических отходах разговор будет отдельный).

— В растениеводстве работа обычно сезонная, а значит, и зарплата в зависимости от месяца различается, — размышляет Василий Ляшенко. — А на ферме работа есть круглый год, и люди получают полноценный заработок постоянно. Всего у нас работает 15 человек, средняя зарплата по хозяйству — 33 тысячи рублей, это с налогами. В карман идет где-то 26 тысяч. Но у доярок есть надбавка за высший сорт — 15%.

Управление стадом на ферме полностью компьютеризировано. На ноге у каждого животного находится специальный датчик — по нему отслеживается любая манипуляция, которую проходит корова или теленок. В компьютер занесены данные о рождении животного, его прививках, рационе, продуктивности и т.д. Система тщательно фиксирует состояние каждого животного, в случае проблем тут же подает сигнал.

Осеменение телок ведется в рамках хозяйства высококачественным американским генетическим материалом.

Доильный зал оборудован в два ряда, по 11 мест, «елочкой». Дойка проходит трижды в день, работают четыре доярки посменно, причем полученное молоко сразу анализируется по ряду показателей. К примеру, по электропроводности молока можно определить заражение коровы маститом на ранних стадиях. Перед началом дойки электронные пульсаторы стимулируют вымя, чтобы подготовить его к процессу…

Наконец, расскажем подробнее о системе удаления навоза. После смыва из корпусов жидкая фракция по трубам поступает в специальные лагуны.

— Лагун всего две, — говорит Василий Ляшенко. — В одной из них навоз перегнивает в течение последующих шести месяцев, мы перемешиваем его при помощи трактора. Потом перегружаем в другую лагуну и вывозим на поля. Разбрасыватель мы тоже сделали сами — бочка, труба, и поехали. Важный момент: на поля попадает не просто навоз, а именно органическое удобрение. Оно уже не имеет никакого запаха, питательные вещества находятся в доступной форме. Я помню, как разбрасывали навоз в советское время — здесь большая куча, там маленькая, все вперемешку с мусором… Благодаря тому, что навоз вносится в жидкой форме, он равномерно распределяется по полю. Легко хранить, легко грузить — сейчас это самая современная технология. Да, после того, как навоз отнесли к четвертому классу опасности, нам пришлось призадуматься немного. С помощью специалистов разработали технический регламент, заплатили за него 70 тысяч рублей. Нам рассказали, что, где и как делать. Наши лагуны полностью отвечают всем требованиям безопасности.

Каждому — свое

На сегодня на ферме 700 голов скота, из них 320 — фуражные коровы. За прошлый год от каждой получено около 8700 кг молока. Средний надой на фуражную корову дошел до 27,8 литра в день. Впечатляющие цифры!

Однако так было не всегда.

— Нас много кто консультировал за эти годы, — вспоминает Василий Ляшенко. — Но надои все равно не превышали 17-19 литров в день. Вроде давали все, что нужно… В итоге нашли хороших специалистов, они отстроили нам систему кормления, предложили свою минералку, премиксы. По осеменению подсказали… Много чего. Я спросил: «Сколько получают те, кто с вами сотрудничает?». Отвечают — 25 литров. Я сказал: «Если у меня столько же будет, я вам памятник поставлю». Сейчас, напомню, имеем в среднем 27,8 литра. В 2017 году мы произвели 2,23 тысячи тонн молока исключительно высшего сорта.

Это важный принцип работы на ферме Ляшенко — дифференцированное кормление животных, в зависимости от того, в каком физиологическом состоянии они находятся. Стадо разбито на полтора десятка групп — каждая получает свой рацион и условия содержания.

— Такой подход позволяет максимально реализовать генетический потенциал животных, — рассказывает старшая дочь Василия Ляшенко, Наталья. — Например, у нас есть группа «запуска», там собраны коровы за 2,5 месяца до отела. Главное назначение группы — следить за выменем. В том же корпусе находится группа «сухостоя». Их кормят обедненным рационом, поскольку им скоро предстоит телиться. На кормовом столе присутствует злаковое сено, сенаж из многолетних трав, концентраты, сбалансированные по энергетическому и протеиновому комплексу. Далее эти животные переходят в родительное отделение.

«Новотельных» коров на ферме содержат отдельно около месяца — время пребывания в данной группе зависит от состояния вымени. Если вымя уже не воспалено, пришло в норму, то коров переводят в группу раздоя. Там они получают дополнительный, обогащенный рацион. Если корова откликается на этот рацион прибавлением молока, то кормов добавляют еще.

— В группе раздоя коровы пребывают до трех месяцев, и за это время хозяйство получает от них до 50% и более молока за всю лактацию, — продолжает Наталья Ляшенко. — В том же корпусе располагаются высокоудойные коровы. Они отделены от низкоудойных, у которых более длительный период лактации. Большое внимание мы уделяем молодняку. Он находится также в отдельном помещении, разбит по группам. Их рацион постоянно корректируется, мы тщательно отслеживаем вес. Телочки не должны быть ни худыми, ни жирными.

По мнению Натальи Ляшенко, радикально повышать продуктивность коров, до 10 тонн в год и выше, не стоит: во-первых, это приведет к быстрому износу внутренних органов у животных, а во-вторых, чревато дополнительными затратами. Они «семейным» фермерам совершенно ни к чему.

Куда деваются рождающиеся на ферме бычки? Специально их в хозяйстве не откармливают — стараются распродавать по сходной цене. Но прагматичный крестьянский ум Василия Ляшенко и здесь видит перспективу развития.

— Вместе с несколькими фермерами хотим создать кооператив по переработке мяса, — делится планами аграрий. — Мы ведь фактически даром его продаем, потому что это непрофильное направление. И теряем деньги. А надо объединить мелких фермеров, давать им бычков на откорм. И будем вместе обеспечивать людей качественным мясом.

Где настоящая прибыль?

Полученное молоко в КФХ Ляшенко сдают на молзавод, цена за литр колеблется в пределах 27 рублей (правда, в последнее время она падает, что, конечно, беспокоит аграриев). Себестоимость литра благодаря собственным кормам выходит 18,7 рублей за кг.

Правильно спланированное производство позволяет фермеру личным примером доказывать уникальную для отечественного сельского хозяйства вещь: животноводческий гектар может давать прибыль больше, чем растениеводческий.

А теперь немного математики «по Ляшенко».

В севообороте фермера кормовой клин и зерновой поделены примерно пополам — по 500 га на каждую отрасль. В 2017 году общая выручка от реализации продукции животноводства в КФХ (молоко и мясо) составила 70,1 млн рублей. Затраты — 49 млн, то есть чистая прибыль, считаем: 70,1-49=21,1 млн рублей.

Иными словами, каждый животноводческий гектар дал 42,2 тысячи рублей чистой прибыли.

Далее, растениеводство.

В прошлом году Василий Ляшенко продал пшеницы и других зерновых на 29,9 млн рублей. Затраты на производство такого объема продукции составили 21,4 млн. Нехитрые подсчеты показывают: с одного «зернового» гектара фермер получил в среднем 17 тысяч прибыли. То есть на 25 с лишним тысяч меньше.

Неплохо?

— Да, меня могут поправить — мол, такой был год, цена на пшеницу низкая, — признает Василий Ляшенко. — У нас в районе вдобавок еще случилась страшная засуха… Но ведь так и создается подушка безопасности! Одно не может существовать без другого. Без молока нам точно было бы невесело.

Чтобы не было сомнений в мастерстве Ляшенко в качестве агронома, напомним некоторые детали: уже несколько лет поля в его хозяйстве получают в качестве питания высококлассное органическое удобрение. По культуре земледелия КФХ — одно из лучших в Краснодарском крае.

Для справки, средняя урожайность пшеницы в 2017 году у Ляшенко составила 81 ц/га.

— За счет навоза мы выигрываем и на кормах, — добавляет глава хозяйства. — Урожайность зеленой массы кукурузы на силос в 2016 году была 530 ц/га (!), в прошлом — 470 ц/га. А средний показатель, как все знают, 250 ц/га.

Как дальше будет развиваться хозяйство? Стоит ли фермеру идти в переработку? На этот вопрос Василий Григорьевич отвечает отрицательно.

— В том, чтобы переработать молоко, проблемы нет. Настоящая сложность заключается в том, как его потом продать. На полки сетевых магазинов нас вряд ли пустят, да и конкурировать по цене сложно, ведь мы делаем натуральный продукт. Мне проще добавить еще 100 коров, чтобы получить доход, сопоставимый с переработкой. Построил новый корпус, и все дела…

Тем не менее, о переработке фермер и его семья все же мечтают. Только не молока, а зерна: хотят поставить, опять же, с коллегами-аграриями комбикормовый завод. А еще — нарастить дойное стадо до 700 голов.

И это не просто мечты, а осязаемая, конкретная цель: в 2017 году одна из дочерей Ляшенко также получила грант на развитие семейной фермы. Первые корпуса для животных уже построены — они располагаются в нескольких десятках метров от «родительских»…

Яблочко от яблони, как говорится, далеко не укатывается.

И в случае с фермерской семьей Ляшенко это просто замечательно.

Игорь НОВОСЕЛЬСКИЙ

Журнал «Агротайм», № 4(54) апрель 2018

По вопросам размещения рекламы в журнале обращаться:

644007, г.Омск, ул.Булатова, 101, оф. 203

8(3812)92-51-56, 8-908-311-53-34,

8-951-422-41-50, 8-913-645-49-26,

agrotime2013@mail.ru, agrotime-om@mail.ru,  agrotime-reklama@mail.ru