IMG_20180220_095044В конце февраля в Ростове-на-Дону уже второй раз состоялась Международная зимняя конференция Ассоциации сторонников прямого посева. Поделиться опытом съехались «ноутильщики» не только из десятков регионов России, но и из стран дальнего и ближнего зарубежья: США, Бразилия, Казахстан, Украина. Эта конференция стала уникальной – перед ее началом впервые в отечественной истории состоялся межрегиональный (а по сути национальный) съезд практиков прямого посева. Его участники просят официально признать ноу-тилл почвосберегающей технологией земледелия, создать в стране НИИ сельского хозяйства для обобщения опыта «нулевки», а также внести дисциплины, связанные с ней, в учебные программы вузов. Подробности итогов съезда – в нашем материале.

 

Прошедший 2017 год стал очень сложным для отечественного сельского хозяйства: при постоянном повышении себестоимости производства зерна его цена резко упала вниз. Особенно это почувствовали удаленные от центральной России регионы. При этом, несмотря на внесение минеральных удобрений, плодородие почвы и содержание гумуса в ней повсеместно и стремительно сокращается – об этом рассказал на съезде доктор сельхознаук, создатель обучающего портала «Аграрум» (и экс-декан агрономического факультета Донского аграрного университета) Николай Зеленский.

— Это такой бизнес по-русски — произвести зерно по пять рублей за килограмм, а продать за четыре, — заявил ученый. – И при этом власти нам постоянно предлагают переходить на энергосберегающие технологии. Но ведь ноу-тилл – и есть такая технология. Он позволяет сохранять плодородие. Может, вы знаете какие-то другие варианты, так поделитесь ими! Я других не знаю. Кроме того, кто переходил на прямой посев, замечал: при нем сразу сокращается ряд затрат, прежде всего на ГСМ. А со временем и на удобрения. Раньше у нас были другие условия – мы не могли себе позволить заниматься прямым посевом потому, что не хватало инструментов. Сейчас уже есть и современные сеялки, и опрыскиватели – все, что нужно. Надо только научиться ими пользоваться.

 

Без научной базы никуда

В России должна быть сформирована полноценная научная база для изучения ноу-тилл – иначе дискуссии о его пользе или ее отсутствии так и будут продолжаться в рамках отдельных хозяйств. Пора обобщать опыт использования прямого посева в рамках всей страны, считает доцент кафедры земледелия Академии биоресурсов и природопользования республики Крым (г.Симферополь) Ольга Томашова. Это нужно в первую очередь потому, что климатические условия, виды почв, количество выпадающих осадков и другие «вводные данные» могут радикально отличаться в целом по стране, на севере и на юге, западе и востоке.

— В свое время «традиционную» технологию не менее 30 лет широко адаптировали по всей стране, в привязке к конкретным территориям, — говорит Томашова. – А прямой посев нигде толком не отрабатывался. И нам сейчас нужно не столько сравнивать между собой «классику» и «нулевой посев», сколько заняться этой адаптацией.

К слову, в самом Крыму уже более 40 тысяч га земли обрабатывается по «нулю», его практикуют 35 хозяйств. Это 5% от общего количества аграриев, однако, еще недавно цифра не превышала и пары процентов. Прямой посев стремительно набирает популярность, в хозяйства приходят дети фермеров, и они активно интересуются данной технологией. К этому подталкивает сама жизнь: в среднем на полуострове выпадает от 200 до 500 мм осадков, климат весьма засушливый.

— Вообще до 80% земледелов Крыма используют минимальную обработку пашни, — продолжает Ольга Томашова. – Многочисленными исследованиями доказано – минимизация обработки пашни не приводит к снижению урожайности культур. Но не все так гладко, и по «минималке» в отдельные засушливые годы получали по 15 ц/га. «Ноутильщиков» могло бы быть еще больше, но без нормальной научной базы им приходится действовать на свой страх и риск. Многие думают, что, купив сеялку прямого высева, они решают все свои проблемы, но ведь проблемы как раз только начинаются. Люди порой не знают даже элементарных азов. И в итоге отказываются. Но это нужно, в первую очередь, тем хозяйствам, где нет животноводства и, соответственно, возможности вносить на поля органику или заделывать сидераты. Это актуально там, где засуха. Это наша технология!

Свой опыт и традиции использования ноу-тилл есть в каждом регионе, добавляет профессор Алтайского государственного аграрного университета Владимир Беляев. Надо только их осовременить – скажем, на Алтае еще 50 лет назад использовали посев через сошник со стрельчатой лапой: это прямой посев или нет?

— Прямой посев. Но не ноу-тилл, — сошлись во мне участники съезда. – В настоящем виде все гораздо сложнее.

Пока государство только «присматривается» к этой технологии, политика в ее отношении пока не выработана, сообщил собравшимся замдиректора, заведующий отделом семеноводства Ставропольского НИИСХ Виктор Дридигер. Тем не менее, недавно был сформирован координационный совет по изучению «эффектов» ноу-тилл.

— Мы объехали не менее 10 сельхозинститутов – и все хотят этим заниматься, — заявил ученый. – Ну а кто не хочет… Это их дело.

Помочь в ситуации может создание региональных объединений практиков ноу-тилл – к примеру, в Ставрополе действует региональный «Союз сторонников прямого сева сельскохозяйственных культур», в него входит 28 предприятий, причем это и фермерские хозяйства, и агрохолдинги.

— Мы организовываем семинары, ездим друг к другу, смотрим, делимся опытом, — говорит Виктор Дридигер. – Постепенно влияние Союза растет – на наши семинары уже приезжает краевой министр сельского хозяйства.

IMG_20180220_111006Прямой посев слабо изучен фундаментальной наукой в первую очередь потому, что в литературе сформировался своеобразный информационный вакуум – многие ученые даже не знают, что такая технология существует, считает профессор Южного федерального университета (ЮФУ, Ростов-на-Дону) Камиль Казеев. Но все же движение вперед есть. Уже третий год на базе главного южнороссийского университета ведется исследование влияния прямого посева на состояние почв. Заказчиком его выступили представители агробизнеса (одно из них – ЗАО «Донская Нива» Владимира Мокрикова, опытнейшего донского «ноутильщика»), они же финансировали проект. Группа Казеева объехала шесть регионов страны, от Ростова до Оренбурга – в тамошних хозяйствах, практикующих ноу-тилл, отобраны почвенные пробы. Их исследуют по 45 параметрам – физические, химические, биологические и иные свойства.

— Нас привлекли к этому проекту в качестве «третейских судей», — говорит профессор ЮФУ. – До этого мы изучали почвы заповедников, ботанических садов и пр. Провели исследования в сезонной динамике, несколько раз, нашей задачей было оценить биологическую активность почвы – именно она дает урожайность. Выводы, к которым мы пришли, часто встречаются в зарубежной науке, но у нас еще редко: при прямом посеве происходит увеличение разнообразия почвенных микроорганизмов. Активность почв повышается, по своему состоянию она приближается к «залежи». Не скажу, что к «целине», вряд ли это возможно вообще в производственных условиях. Но тем не менее: по целому ряду показателей ноу-тилл не просто не ухудшает, а улучшает состояние почв. Чтобы как-то восполнить информационный вакуум, мы по итогам нашей работы опубликовали три монографии и десятки статей в научных журналах. Планируем разместить их и на сайте Ассоциации сторонников прямого посева.

— Раз государство еще не обратило на нас полноценного внимания, давайте сами финансировать подобные исследования, привлекать ученых и создавать коммерческие гранты! Это в наших интересах, особенно там, где люди сомневаются, опускают руки, — комментирует проект независимый эксперт, экс-директор  региона Юг компании «Сингента» Сергей Грошев.

 

Со студенческой скамьи

К сожалению, от практики ноу-тилл отстает не только фундаментальная наука, но и сама система аграрного образования в стране. Как считает Николай Зеленский, изучение прямого посева нужно начинать ещё в университетах. Накопив знания, студенты сами сделают выбор, что потом предпочесть на полях. Пока же о «нулевке» им рассказывают всего пару часов в рамках дисциплин типа «Альтернативные системы земледелия». Можно ли тут чему-то всерьез научиться?

— И что получается! К вам приходит человек с классическим агрономическим образованием – и его приходится учить заново, — говорит Зеленский. – Вы ему вроде все рассказываете, он кивает: «Я понял!». А когда наступает пора сеять, он вам говорит: «Ну, я тихонечко задискую или еще как-то обработаю, а потом посеем…». И это не шутка!

— Конечно, сельхозвузы должны активнее включаться в работу, — поддерживает коллегу Ольга Томашова. – Ведь при переходе на прямой посев меняется очень многое – и борьба с вредителями, и состояние микроорганизмов, и севообороты…

Итогом съезда стало принятие резолюции. Вот основные предложения, с которыми выступили практики прямого посева:

— на основании мирового опыта научных исследований и практического применения, а также проведенных исследований и практики на территории России, признать ноу-тилл технологией, сохраняющей плодородие почв, защищающей от ветровой и водной эрозии;

— принять необходимые решения о создании на базе НИИСХ одного из регионов научного центра по исследованию и адаптации технологии прямого посева на территории РФ;

— включить в обязательную программу подготовки агрономов на базе высших учебных заведений курс по изучению ноу-тилл;

— включить в состав общественного совета при Минсельхозе России представителей региональных ассоциаций практиков, применяющих технологию прямого посева.

По словам руководителя Ассоциации сторонников прямого посева Вадима Бандурина, в России насчитывается всего пять региональных ассоциаций «ноутильщиков» (одно из них – уже упомянутый ставропольский «Союз…»). Этого категорически мало для продвижения интересов движения.

— Далеко не везде есть объединения практиков, но нам стоит подумать об их создании, это важная задача, — рассказал он. – Мы могли бы обмениваться опытом и работать более системно, выносить наши проблемы и потребности на самый высокий уровень.

Подробный отчет непосредственно о Второй международной зимней конференции АСПП-2018 читайте в следующем номере.

 

Игорь НОВОСЕЛЬСКИЙ

Журнал «Агротайм», № 2(52) февраль 2018

По вопросам размещения рекламы в журнале обращаться:

644007, г.Омск, ул.Булатова, 101, оф. 203

8(3812)92-51-56, 8-908-311-53-34,

8-951-422-41-50, 8-913-645-49-26,

agrotime2013@mail.ru, agrotime-om@mail.ru,  agrotime-reklama@mail.ru